Осенний ужин



- Андрюшка, а давай купим печень. Я потушу её тебе с овощами. Ты просто не представляешь, как вкусно получится! - дыхание Дианы нежно теплой волной коснулось моего уха.

Она тесно прижалась ко мне и её глубокий голос, как и взгляд синих глаз, пообещал не только вкусный ужин.
Мы уже шли к кассам, пройдя через весь супермаркет, когда внимание Дианы, якобы случайно, привлёк мясной отдел.

Collapse )

Хозяин



В самом обычном городе в самой обычной квартире однажды поселилась... Нет, не угадали. Вовсе не самая обычная семья.
Ну то есть с виду все было весьма благопристойно. Папа, мама, ребёнок (мальчик, если кому интересно) , бабушка и... А вот о пятом жильца стоит рассказать по подробнее.

Папа- мама-сынок ничем особо не отличались. Бабушка... Бабушка стала причиной появления этого самого пятого жильца.
Бабку забрали из деревеньки, названия которой сейчас, наверное, на карте никто и не найдёт. Три дома да одно болото - вот и все что осталось от той деревни.

К моменту переезда бабка уже лет двадцать, как овдовела, почти ослепла и ходить могла только опираясь на высохший ствол молодой вишни, спиленной её сыном, молодым папашей, ещё в позапрошлом году.

Но всему приходит своё время. И деревеньке, и дому и одинокой жизни. Всему, кроме жизни самой бабки. Сын, в очередное своё посещение отчего дома посмотрел с жалостью на мать и почти силой заставил её собрать вещи.
Collapse )

Шоу "Маст GoOn"


- Ну чтож, проводим, проводим наших спортсменов аплодисментами.

Камера поочередно показала всех трёх победителей победителей по спортивному поеданию гамбургеров и вновь сфокусировалась на ведущем.

- А наше программа продолжается. И сейчас...

Улыбающийся ведущий на секунду прервал свою скороговорку,

Поправив оранжевую бабочку и смахнув невидимую пылинку со своего строгого черного пиджака в яркий красный горошек он, хитро прищурившись посмотрел в камеру и громко и протяжно прокричал:

- Шоу президентские выыыыыыыыбооорыыыыыыыы!

Collapse )

Шрёдингер, Кот и все все все



-Да моб твою ять! - Шрёдингер, наконец, захлопнул крышку ящика.

Схватив лежащий на столе гвоздь, он с силой вдавил его в мягкое дерево. Локтем другой руки придавив крышку, Шрёдингер освободившимися пальцами подцепил молоток, и перехватив его поудобнее, с наслаждением опустил на шляпку гвоздя.
Двумя ударами загнав гвоздь полностью в дерево, профессор положил молоток и устало смахнул пот со лба. Задержав руку перед глазами, Шрёдингер с несчастным видом рассматривал сочащуюся из многих царапин кровь.

Collapse )

2.0.1.9

Новый год... Самое лучшее время подвести итоги прошлого года. Наметить какой-то путь в году наступающем.
Меня очень удивило поздравление одного товарища. Он был удивлен, что я вообще жив как член ЖЖ.
Да, я жив, но только как читатель. Это и есть главный итог года уходящего. Я так и не смог заставить себя написать что-нибудь путное. Политические наброски, разумеется, я вообще в расчет не беру.
Печально. Ведь идей так много. Но приползая с работы, не остается желаниия вообще никакого. Ладно бы писать. Много еще какие желание пропадают. Боюсь, что жена скоро подаст на развод.
На самомом деле это ведь не очень интересно описывать то, что сам для себя проговорил. Расказ родился, проговорился, и даже герои стали близкими и родными. Остается только перенести их жизнь на бумагу (образно говоря). И вот тут проблема. Просто не интересно становится. Да и смысла не видится. Зачем? Ведь я же это уже прочитал?
Однако, возможно, эти истории кому-нибудь еще интересны. Или я чуть позже их перечитаю...
В любом случае надо ставить какие-нибудь цели в году наступающем. Традиция такя у людей есть. Надо и мне попробовать, раз уж я тут застрял среди них.
Итак. 2019 год от конфликта приберианского Указателя и сатрапов локальной автономии...Эээ...
Итак, я ставлю себе задачу. Закончить три рассказа и хотя бы начать... Начать нечто большее нежели рассказ.
Перечитал. Много думал. Не, не справлюсь. На хрен оно мне надо?
Но я попробую.

Отель


- Слышал -опять аренду за номер повышают?
- Да, кошмар какой-то.
- Ну а что ты хочешь - владелец и так как рыба об лед бьется. То там трубы текут, то тут потолок прохудился. Вот и поднимает цены.
- Это да. Трудно ему. Все сыпится. Того и гляди обрушится здание. Чтобы мы делали без владельца...

Несколько секунд оба молчали.

Collapse )

Самый важный орган

Кабинет профессора Разумовского, казалось, затерялся между эпохами. Массивный дубовый стол с замысловатыми узорами и вензелями. Книжный шкаф во всю стену позади, со стройными рядами книг с потертыми корешками, свидетельствующими о том, что они тут не только для создания интерьера. Тяжелые зеленые портьеры на окне по левую руку, прихваченные кожаными лентами. Паркет на полу и стулья, скромно притулившиеся в темном углу. Вся обстановка с легкостью могла принадлежать и девятнадцатому веку, и веку двадцатому.


Сам Иван Филиппович Разумовский в своем строгом костюме тройке, круглых очках с тонкой золотой оправой, подперевший голову левой рукой и быстро выводивший мелкие буквы в толстой тетради, органично смотрелся бы как в романе Чехова, так и Булгакова. Наполнив чернильницу и смахнув пыль с пресс-папье, служившие сейчас просто украшением, можно было с легкостью путешествовать между веками. 


Collapse )

Все будет хорошо


-Да они там совсем офигели!
- Воры чертовы, все им мало сволочам!
- Да это просто готовый метод уничтожения России!
- Народ, точно пора вспомнить какой год сейчас.
- Точно дождутся революцию!
Прочитав последний комментарий, президент хмыкнул. Тоже мне революционЭры нашлись.
Премьер-министр, заглядывающий через плечо президента протянул руку и ткнул в планшет, открывая новую вкладку.
Collapse )

Нервная работа



Владимир Владимирович устало откинулся в кресле, прикрыл глаза и стал массировать их пальцами. на столе экран ноутбука мерцал столбцами цифр.

Президент поднялся из кресла и неторопливо подошел к окну.

Вечернее солнце мягко освещало зубцы красной стены. Где-то там, за этим бронированным стеклом, шумела весенняя Москва. Деревья одевались в свои зеленые наряды, словно соперничающие между собой модницы. Люди спешили по своим важным и не очень делам. Сегодня, в пятницу, большинство из них наверняка рванет за город, на природу к пиву и шашлыкам.

Collapse )

Соловей разбойник и проблемы демократии



Великий Князь Святослав Ярославович в гневе расхаживал от окна к трону. Клобук съехал на правое ухо, алый плащ, словно не поспевая за князем, то и дело вытягивался огненным сполохом назад. По всему терему слышались яростные удары посоха по деревянному полу.
Вторя мерным ударам спешащего посоха, лоб воеводы Василия Чушакова, стоящего на коленях перед пустующим троном гулко опускался к оструганным доскам.
— Прости князюшка, прости окаянного – причитаниями сопровождал Чушаков каждый удар лбом.
Святослав Ярославович на очередном повороте от трона к окну вытянул свой посох и со всей мочи огрел воеводу по спине.
— Спасибо князюшка – Чушаков развернулся к князю и продолжал бить поклоны.
Ярость исказила лицо Великого Князя и он принялся колотить воеводу не разбирая места.
—Вор поганый! Мерин бесхвостый, как ты посмел? Как посмел, я тебя спрашиваю? Руки тебе твои блудливые поотрубаю!
Кровь из рассеченной брови стала заливать глаз несчастному Чушакову, но он даже не обратил на это внимания и продолжил бить поклоны, сопровождая хлесткие удары громкими восклицаниями:
— Учи князюшка! Учи уму разуму поганца.
Collapse )